Смерть И Ее Отношение К Неразрушимости Нашего Существа

О ничтожестве и горестях жизни…………………………………………. В его трудах меня привлекла именно эта тема. Пессимистическое восприятие мира просматривается практически во всех работах этого талантливого философа. В своих работах Артур Шопенгауэр пишет о том, что людская жизнь - это сплошные страдания и разочарования, что наше рождение и земное существование — есть некая кара, а смерть — лучшее, что может быть для человека. Меня как сторонника более оптимистического восприятия мира заинтересовало, что же побудило Шопенгауэра считать наш мир и нашу жизнь такими жалкими, почему он говорит о том, что лучше вовсе не родиться, чем жить в таком мире. Также меня заинтересовали его размышления о смерти, о том, что она не так страшна, как люди себе ее представляют. В этом вопросе мысли Шопенгауэра заставляют задуматься, и действительно взглянуть иначе на это, - кажущееся с первой точки зрения, абсолютно зловещее явление нашего мира. Артур Шопенгауэр — Купеческому сыну Артуру Шопенгауэру, казалось, самой судьбой была уготована профессия коммерсанта. А он стал философом, к тому же великим. Отец Артура Шопенгауэра Генрих-Флорис, как только мог, пытался привить сыну стремление заниматься семейным делом — торговлей.

Вы точно человек?

Смерть приходит за Артуром Шопенгауэром То, что в скором времени мое тело станут точить черви, я могу вынести; но то, что профессора то же самое проделают с моей философией, — приводит меня в содрогание. Он встретит смерть с той же бесстрашной ясностью, которая сопровождала его всю жизнь. Он ни разу не дрогнет перед ней, ни разу не попытается укрыться под спасительным пологом религий, до последней минуты сохраняя холодное мужество рассудка.

Отсюда страх смерти. — Артур Шопенгауэр, немецкий философ. Кто познал всю полноту жизни, тот не знает страха смерти. Страх.

Едва ли даже люди стали бы философствовать, если бы не было смерти. Поэтому будет вполне естественно, если специальное рассмотрение этого вопроса мы поставим во главу последней, самой серьезной и самой важной из наших книг. Животное проводит свою жизнь, не зная собственно о смерти; оттого животный индивидуум непосредственно пользуется всей нетленностью своей породы: У человека, вместе с разумом, неизбежно возникла и ужасающая уверенность в смерти.

Но как вообще в природе всякому злу сопутствует средство к его исцелению или, по крайней мере, некоторое возмещение, так и та самая рефлексия, которая повлекла за собою сознание смерти, помогает нам создавать себе такие метафизические воззрения, которые утешают нас в этом и которые не нужны и не доступны животному.

Подобное утешение составляет главную цель всех религий и философских систем, и они прежде всего представляют собою извлеченное из собственных недр мыслящего разума противоядие против нашего сознания о неизбежности смерти. Но достигают они этой цели в весьма различной степени, и бесспорно, что одна религия или философия больше, чем другая, рождает в человеке способность спокойно глядеть в лицо смерти. Оттого в Индии и царит такое спокойствие и презрение к смерти, о котором в Европе даже понятия не имеют.

Поистине, опасное дело — с юных лет насильственно внедрять человеку слабые и шаткие понятия о столь важных предметах и этим отнимать у него способность к восприятию более правильных и устойчивых взглядов. Судя по всему, что до сих пор говорилось о смерти, нельзя отрицать, что, по крайней мере, в Европе мнения человека — и часто даже одного и того же человека — сплошь да рядом продолжают колебаться между пониманием смерти как абсолютного уничтожения, и уверенностью в нашем полном бессмертии с ног до головы.

И тот, и другой взгляд одинаково неверны; во для нас важно не столько найти правильную средину между ними, сколько подняться на более высокую точку зрения, с которой подобные взгляды рушились бы сами собой.

Смерть и ее отношение к неразрушимости нашего существа А. Едва ли даже люди стали бы философствовать, если бы не было смерти. Поэтому будет вполне естественно, если специальное рассмотрение этого вопроса мы поставим во главу последней, самой серьезной и самой важной из наших книг. Животное проводит свою жизнь, не зная собственно о смерти; оттого животный индивидуум непосредственно пользуется всей нетленностью своей породы: У человека, вместе с разумом, неизбежно возникла и ужасающая уверенность в смерти.

Афоризмы про разрушение, самолюбие, смерть, страх от Артур ШОПЕНГАУЭР.

А может, и мы иногда ведем себя именно так? Если такому человеку задать вопрос, он обратится за ответом не внутрь себя, но вовне, и по лицам других попытается угадать, какого ответа от него ожидают. Такому человеку будет очень полезно ознакомиться с идеями Шопенгауэра, изложенными в трех поздних философских эссе. Суть сводится к тому, что ни богатство, ни материальные блага, ни социальный статус, ни хорошая репутация не могут составить наше счастье, но лишь то, чем являемся мы сами.

Хотя эта мысль напрямую и не затрагивает экзистенциальных вопросов, она все же помогает нам перейти с поверхностного уровня к более глубоким проблемам. Шопенгауэр умело доказывает, что погоня за богатством бесконечна и бессмысленна:

А. Шопенгауэр. Смерть и ее отношение к неразрушимости нашего существа

У человека, вместе с разумом, неизбежно возникла и ужасающая уверенность в смерти. Но как вообще в природе всякому злу сопутствует средство к его исцелению или по крайней мере некоторое возмещение, так и та самая рефлексия, которая повлекла за собою сознание смерти, помогает нам создавать себе такие метафизические воззрения, которые утешают нас и которые не нужны и недоступны животному. Всё, что рождается, уже приносит его с собою на землю.

Но страх смерти … не что иное, как оборотная сторона воли к жизни, которую представляем все мы. Оттого всякому животному одинаково прирожденна как забота о самосохранении, так и страх гибели; именно последний, а не простое стремление избежать страданий, оказывается в той боязливой осмотрительности, с какою животное старается оградить себя, а ещё более своё потомство, — от всякого, кто только может быть ему опасен.

Шопенгауэр объединил философию Канта с древнеиндийскими учениями и пришел к выводу, что смерти нечего бояться, потому что.

Артур Шопенгауэр Смерть и ее отношение к неразрушимости нашего существа Артур Шопенгауэр Смерть и ее отношение к неразрушимости нашего существа А. Едва ли даже люди стали бы философствовать, если бы не было смерти. Поэтому будет вполне естественно, если специальное рассмотрение этого вопроса мы поставим во главу последней, самой серьезной и самой важной из наших книг.

Животное проводит свою жизнь, не зная собственно о смерти; оттого животный индивидуум непосредственно пользуется всей нетленностью своей породы: У человека, вместе с разумом, неизбежно возникла и ужасающая уверенность в смерти. Но как вообще в природе всякому злу сопутствует средство к его исцелению или, по крайней мере, некоторое возмещение, так и та самая рефлексия, которая повлекла за собою сознание смерти, помогает нам создавать себе такие метафизические воззрения, которые утешают нас в этом и которые не нужны и не доступны животному.

Подобное утешение составляет главную цель всех религий и философских систем, и они прежде всего представляют собою извлеченное из собственных недр мыслящего разума противоядие против нашего сознания о неизбежности смерти. Но достигают они этой цели в весьма различной степени, и бесспорно, что одна религия или философия больше, чем другая, рождает в человеке способность спокойно глядеть в лицо смерти.

А. Шопенгауэр. Смерть и её отношение к неразрушимости нашего существа

Запрашиваемая вами страница удалена или перемещена Не отчаивайтесь. Впишите вставьте название документа или интересующие вас ключевые слова в поисковую форму и нажмите кнопку"Поиск", либо воспользуйтесь навигационным меню в левой колонке.

Артур Шопенгауэр — цитат. В минуту смерти эгоизм претерпевает полное крушение. Отсюда страх смерти. Смерть поэтому есть некое поучение.

Смерть и ее отношение к неразрушимости нашего существа А. Едва ли даже люди стали бы философствовать, если бы не было смерти. Поэтому будет вполне естественно, если специальное рассмотрение этого вопроса мы поставим во главу последней, самой серьезной и самой важной из наших книг. Животное проводит свою жизнь, не зная собственно о смерти; оттого животный индивидуум непосредственно пользуется всей нетленностью своей породы: У человека, вместе с разумом, неизбежно возникла и ужасающая уверенность в смерти.

Но как вообще в природе всякому злу сопутствует средство к его исцелению или, по крайней мере, некоторое возмещение, так и та самая рефлексия, которая повлекла за собою сознание смерти, помогает нам создавать себе такие метафизические воззрения, которые утешают нас в этом и которые не нужны и не доступны животному.

Подобное утешение составляет главную цель всех религий и философских систем, и они прежде всего представляют собою извлеченное из собственных недр мыслящего разума противоядие против нашего сознания о неизбежности смерти. Но достигают они этой цели в весьма различной степени, и бесспорно, что одна религия или философия больше, чем другая, рождает в человеке способность спокойно глядеть в лицо смерти.

Оттого в Индии и царит такое спокойствие и презрение к смерти, о котором в Европе даже понятия не имеют. Поистине, опасное дело — с юных лет насильственно внедрять человеку слабые и шаткие понятия о столь важных предметах и этим отнимать у него способность к восприятию более правильных и устойчивых взглядов. Судя по всему, что до сих пор говорилось о смерти, нельзя отрицать, что, по крайней мере, в Европе мнения человека — и часто даже одного и того же человека — сплошь да рядом продолжают колебаться между пониманием смерти как абсолютного уничтожения, и уверенностью в нашем полном бессмертии с ног до головы.

И тот, и другой взгляд одинаково неверны; во для нас важно не столько найти правильную средину между ними, сколько подняться на более высокую точку зрения, с которой подобные взгляды рушились бы сами собой.

Смерть как нравственный идеал в философии А. Шопенгауэра

Но пока она не вернется к ней, ее желания беспредельны, ее притязания неисчерпаемы, и каждое удовлетворенное желание рождает новое. Нет в мире такого удовлетворения, которое могло бы утишить ее порывы, положить конец ее вожделениям и заполнить бездонную пропасть ее сердца. И при этом обратите внимание на то, в чем обыкновенно состоит для человека всякое удовлетворение: Все в жизни говорит нам, что человеку суждено познать в земном счастии нечто обманчивое, простую иллюзию.

Отсюда страх смерти. Артур Шопенгауэр, немецкий философ. страхи - это наученная система восприятия мира. Можно научить человека бояться.

Через меня они наставляют Ни на солнце, ни на смерть нельзя смотреть в упор. Совсем наоборот, это глубоко личное произведение, уходящее корнями в мою собственную конфронтацию со смертью. Как и любой человек, я тоже испытываю страх смерти: Я благодарен всем тем людям, которые помогли появиться на свет этой книге. Мой литературный агент Сэнди Дижкстра и мой издатель Алан Ринцлер помогли придать книге форму, сохранив ее содержание.

Множество друзей и коллег прочли отрывки рукописи и поделились своими соображениями.

О смерти и бессмертии а. Шопенгауэр

Ирвин Ялом - Вглядываясь в солнце. Жизнь без страха смерти Через несколько месяцев после окончания терапии Бернис приснился любопытный кошмар, который очень обеспокоил ее. Она попросила о консультации.

Поистине, страх смерти не зависит ни от какого знания: ведь животное испытывает этот страх, хотя оно и не знает о смерти. Все, что рождается, уже.

Поэма о Гильгамеше [1] Самоосознание — это величайший дар, сокровище, равное самой жизни. Именно оно делает человека человеком. Однако цена его высока — это боль от понимания того, что мы смертны. Осознание своей смертности преследовало человечество с самого зарождения истории. Четыре тысячелетия назад герой вавилонского эпоса Гильгамеш рассуждал о смерти своего друга Энкиду: Гильгамеш выразил мысль, знакомую каждому живущему. Как боялся смерти Гильгамеш, так боимся ее и мы: У одних этот страх существует неявно, в виде неясного общего беспокойства, или маскируется под иную психологическую проблему.

У других он проявляется открыто, а у некоторых людей перерастает в настоящий ужас, способный уничтожить счастье и удовлетворение от жизни. Испокон веков философы и мыслители пытались смягчить боль от осознания смертности и привнести в нашу жизнь гармонию и покой.

ШОПЕНГАУЭР

Едва ли даже люди стали бы философствовать, если бы не было смерти. Поэтому будет вполне естественно, если специальное рассмотрение этого вопроса мы поставим во главу последней, самой серьезной и самой важной из наших книг. Животное проводит свою жизнь, не зная собственно о смерти; оттого животный индивидуум непосредственно пользуется всей нетленностью своей породы:

Цель этого, очевидно, заключалась в том, чтобы по случаю смерти . может с упованием считать ее бесконечной и изгнать страх смерти как иллюзию.

Получил домашнее образование, много путешествовал вместе с родителями, в году поступил в Геттингенский университет, затем учился в Берлинском университете, где слушал лекции И-Г. Едва ли даже люди стали бы философствовать, если бы не было смерти. Поэтому будет вполне естественно, если специальное рассмотрение этого вопроса мы поставим во главу последней, самой серьезной и самой важной из наших книг. Животное проводит свою жизнь, не зная собственно о смерти; оттого животный индивидуум непосредственно пользуется всей нетленностью своей породы: У человека, вместе с разумом, неизбежно возникла и ужасающая уверенность в смерти.

Но как вообще в природе всякому злу сопутствует средство к его исцелению или, по крайней мере, некоторое возмещение, так и та самая рефлексия, которая повлекла за собою сознание смерти, помогает нам создавать себе такие метафизические воззрения, которые утешают нас в этом и которые не нужны и не доступны животному. Подобное утешение составляет главную цель всех религий и философских систем, и они прежде всего представляют собою извлеченное из собственных недр мыслящего разума противоядие против нашего сознания о неизбежности смерти.

Ялом Ирвин - Вглядываясь в солнце. Жизнь без страха см..